Каковы основные этапы в разработке противотуберкулезной химиотерапии?

1. Открытие в 1940 г. бактериостатического эффекта сульфаниламидных препа­ратов в опытах на морских свинках, зараженных туберкулезными микобак-териями. Было впервые показано, что химиотерапевтический препарат - производное дапсона, известное под названием «промин» (глюкосульфонат натрия) — обладал способностью задерживать развитие безусловно смертель­ного экспериментального туберкулеза у морских свинок [Д. Однако провер­ка эффективности дапсона и других сульфоновых производных на больных туберкулезом людях дала обескураживающие результаты. В то же время было установлено, что эти препараты являются эффективными при лечении боль­ных лепрой; до сих пор дапсон остается одним из основных антилепрозных препаратов .

2. В 1944 г. в опытах на экспериментальной модели туберкулеза у морских сви­нок была обнаружена чрезвычайно высокая эффективность стрептомици­на — антибиотика, который незадолго до этого был выделен Ваксманом (Waksman) из почвенных микроорганизмов Streptomyces griseus. Вскоре этот препарат был впервые использован для лечения больных людей [3, 4] (см. главу 23 «Что является лечебным эффектом, и что считается токсическим действием противотуберкулезных препаратов?»).

3. В 1949 г. было установлено, что пара-аминосалициловая кислота (ПАСК), назначаемая одновременно со стрептомицином, предупреждает развитие ле­карственной устойчивости к этому препарату. С тех пор стали безоговорочно считать, что для правильного лечения больных туберкулезом необходимо од­новременно использовать сочетание нескольких противотуберкулезных пре­паратов.

4. Открытие в 1952 г. противотуберкулезной активности изониазида — химиче­ского соединения, синтезированного за 40 лет до этого. Именно изониазид остается с момента внедрения во фтизиатрическую практику чрезвычайно важным компонентом всех схем лечения больных туберкулезом благодаря своей высокой эффективности, относительно низкой токсичности и невысо­кой стоимости.

5. Уже первые результаты клинических испытаний, проведенных в 1956 г. в Мадрасе (в настоящее время Ченнай), убедительно показали, что амбула­торное лечение в домашних условиях обладает очень высокой эффективно­стью и не приводит к увеличению риска инфицирования людей, имеющих семейные контакты с больными туберкулезом (см. главу 36 «Каковы основ­ные результаты сравнения эффективности амбулаторного и санаторного лечения туберкулеза по материалам, полученным в Мадрасе?»). Эти резуль­таты способствовали радикальному отказу от традиционного санаторного лечения больных туберкулезом и открыли новые перспективы для разработ­ки широкомасштабных национальных программ борьбы с туберкулезом в развивающихся странах.

6. Существенным фактором стало установление того обстоятельства, что зна­чительная часть больных, несмотря на все разъяснения, не принимают на­значенные им медикаменты или же нарушают предписанный им режим ле­чения [5, 6]. Обнаружение данного явления подчеркнуло опасность развития и распространения лекарственной устойчивости, но одновременно застави­ло принять в качестве стандартного положения пункт о необходимости не­посредственного контроля за проведением противотуберкулезной химио­терапии.

7. В 1964 г. было доказано, что лечение по прерывистой схеме может быть таким же эффективным, как и ежедневный прием противотуберкулезных препара­тов. Это позволило перейти к схемам лечения с полностью контролируемым приемом противотуберкулезных средств (см. главу 27 «Что такое прерывис­тая (интермиттирующая) химиотерапия и каковы ее научные обоснования?» и главу 38 «Каковы преимущества непосредственного наблюдения за прове­дением химиотерапии?»).

8. Открытие в конце 1960-х годов рифампицина, вероятно, наиболее эффек­тивного противотуберкулезного препарата . Рифампицин — антибиотик широкого спектра действия, применяется преимущественно при лечении ту­беркулеза. Использование рифампицина способствовало разработке совре­менных высокоэффективных краткосрочных схем лечения.

9. Монументальные работы, проведенные под руководством Британского сове­та по медицинским исследованиям во многих странах мира, позволили раз­работать стандартные краткосрочные схемы химиотерапии [ 11, 12]. Эти ис­следования установили ряд ключевых пунктов, легших в основу разработки современного лечения туберкулеза. Среди этих пунктов следующие:

• Схемы лечения продолжительностью 6 и 8 мес крайне эффективны в обес­печении высоких показателей излечения при малой частоте рецидивов.

• Режимы лечения, предусматривающие использование рифампицина, вы­сокоэффективны при краткосрочных схемах химиотерапии, даже у боль­ных с кавернозными процессами и выделением микобактерий по данным бактериоскопии мазков мокроты.

• Схемы лечения продолжительностью 6 и 8 мес должны непременно вклю­чать рифампицин и пиразинамид, однако пиразинамид обычно использу­ется на начальном этапе химиотерапии [ 13].

• Рецидивы при проведении краткосрочных схем лечения обычно возника­ют в течение первого года. При проведенной полихимиотерапии эти ре­цидивы обычно вызваны микобактериями с сохраненной лекарственной чувствительностью.

• Назначение многих лекарственных препаратов может сопровождаться минимальной токсичностью.

10. Исследования, проведенные в 1980-х годах и посвященные изучению эф­фективности схем химиотерапии продолжительностью менее 6 мес, устано­вили высокую частоту рецидивов туберкулеза легких (11—40%) у больных с бактериовыделением по данным бактериоскопии мазков мокроты [ 14].

11. Стандартные и упрощенные прерывистые схемы лечения продолжительнос­тью 6 мес, по материалам массовых исследований, вполне эффективны при условии приема препаратов под непосредственным наблюдением [15, 16].

Похожие записи:

Сайт Здоровье родных и близких находят по следующим фразам:

Оставить отзыв



Рейтинг@Mail.ru